Гусеницы или колеса?


Гусеницы или колеса? это
Итак, танк зарекомендовал себя на поле боя. Его вооружение, броня, проходимость на первых порах удовлетворили запросы того времени. Лишь с оперативной подвижностью — с возможностью быстрой переброски машин на значительные расстояния — дело обстояло крайне плохо. И «виновата» тут была не только малая скорость — главное заключалось в том, что гусеницы танков времен первой мировой войны и последующих лет «летели» через 80-100 км хода по шоссе. А подумать только, на что становилось похожим дорожное покрытие, когда по нему проходило десятка два бронированных мастодонтов! Добавить к этому грохот, тряску и некоторые другие «особенности» машин, и станет ясно: есть еще нерешенные проблемы, есть!

        В целях экономии горючего и сохранения матчасти танки подвозили прямо к полю боя на прицепах либо в кузове грузовиков (легкие танки). Но это требовало дополнительной техники и людей. А если сам танк снабдить автомобильными колесами? Пусть по шоссе он движется со скоростью авто, а в бой идет на гусеницах. Реализацией идеи сочетания скорости и экономичности колесной машины и проходимости гусеничной в течение, по крайней мере, двадцати лет были заняты конструкторы многих стран, имевших собственное танкостроение. Как ни странно, созданием столь сложных машин занялись и в относительно слабо развитых странах — Польше, Венгрии и Австрии.

        В этой статье мы рассмотрим только машины, одновременно снабженные самостоятельными колесным и гусеничным движителями.

        Поэтому уместно припомнить, что один из первых вполне осуществимых в то время проектов танков был именно проект колесно-гусеничной машины.
В 1911 году его предложил поручик железнодорожных войск Австро-Венгрии Гюнтер Бурштын. Правильно считая, что гусеничные ленты непригодны для движения по шоссе, он снабдил свою машину четырьмя подъемными колесами: передняя пара — управляемая, задняя — ведущая. Но военное министерство страны отвергло проект, упустив тем самым реальную возможность первой вооружить свою армию танками.

        Пионерами в создании машины «двойной проходимости» стали французы. Они построили серию малых танков, или танкеток, фирмы «Сен-Шамон» образцов 1921, 1924, 1926 и 1928 годов. Конструкторам пришлось решать новые проблемы: как опускать и поднимать колеса (или гусеницы), силовой передачи на ведущие колеса и как управлять передними. На машинах «Сен-Шамон» М21 и М24 передняя и задняя их пары поворачивались на кронштейне вокруг осей почти на 180° и фиксировались в положении «над гусеницами». 10 минут требовалось, чтобы силой мотора заменить колесо на гусеницы, причем экипаж оставался в машине. Для обратной перемены движителей танк наезжал гусеницами на специальные деревянные подставки, приподнимая сначала носовую часть. Опуская передние колеса, танк продвигался на подставках, пока, в свою очередь, его кормовая часть не приподнималась, позволяя опустить теперь и задние колеса. На «сен-шамонах» они «вывешивались» спереди и сзади корпуса, что не влияло на общую ширину машины, но зато сильно ограничивало обзор местности и угол обстрела.

        Танк «Сен-Шамон» М21 весил 3,5 т и управлялся экипажем из 2 человек. На колесном ходу он развивал скорость 28, а на гусеницах всего 6 км/ч. М28 весил уже на 5,1 т больше, но скоростные данные его остались такими же.

        На чехословацком танке КН-50 (1924 г.) поднятые колеса размещались по бокам корпуса. Таким образом, казалось, была решена проблема обзора. Машина оказалась довольно надежной и простой по конструкции, что, впрочем, было достигнуто ценой отказа от силового привода для перемены хода. Делалось это вручную, причем для КН-50 (так же как и для танка «Сен-Шамон») необходим был наезд на специальные подставки, которые в походных условиях крепились к бортам танка. Опытные танкисты справлялись с этой операцией за 10-15 мин. Но у КН-50 двигатель оказался маломощным, а гусеничный движитель ненадежным. У модели КН-60 поставили 60-сильный двигатель и несколько увеличили толщину брони. В 1930 году испытывался образец КН-70 с двигателем в 70 л.с.

        Англичане в 1926 году поставили колеса на свой стандартный средний МкI (его не следует путать с МКI 1916 г.). В нем использовался тот же принцип перехода с гусениц на колеса, что и у «сен-шамонов». А вот у танка «Виккерс-Вулсли» (иногда его считают бронеавтомобилем), изготовленного в 1927 году, силою мотора поднимался весь гусеничный движитель. На своих местах оставались лишь ленивец и ведущее колесо гусеничного хода. Колеса же у этой машины, жестко связанные с корпусом, находились спереди и сзади гусениц. Длина «виккерсов» оказалась велика, и они испытывали сильную продольную тряску при движении по дорогам.

        Другая машина этой фирмы, созданная годом раньше, также обладала поднимающимся гусеничным движителем. Это осуществлялось с помощью двух червячных передач на борт, приводимых в движение двигателем. По вертикальному червяку при его вращении двигались ползуны, соединенные с жесткой рамой движителя, и поднимали его. При перемене направления вращения передачи гусеничный движитель опускался. Экипаж оставался внутри машины, а вся операция длилась не более минуты.

        Наконец, в следующем детище Виккерса (также 1927 года) поднимались гусеницы, но одновременно опускались колеса.

        Наиболее удачной машиной этого типа был легкий танк шведской фирмы «Ландсверк» La-30 (1931 г.). У него уже подъем и опускание колес (силой мотора) осуществлялись всего за 20 с и не только на месте, но и в движении. Поднятые по бортам колеса не ухудшали обзора и не мешали использовать вооружение. Тактико-технические характеристики этого легкого танка весьма высоки. Благодаря дублированному приводу и двум местам для водителей он с равным успехом мог двигаться как вперед, так и назад.

        В 1933 году был выпущен облегченный вариант La-80 (боевая масса — 7,5 т) с еще большими скоростями.

        Неудачная попытка создать колесно-гусеничный танк была предпринята в 1926-1927 годах польскими военными специалистами. Машина, получившая обозначение WB10, снабжалась колесами, поднимавшимися силой двигателя по обе стороны гусениц.

        И наконец в 1940 году, когда в ходе второй мировой войны английское правительство обратилось к доминионам с просьбой помочь в выпуске вооружения, в Новой Зеландии был построен колесно-гусеничный танк Скофилда.

        Мы описали ряд машин, созданных в разных странах на протяжении почти 20 лет. Все это были лишь единичные экспериментальные образцы. Попытки создать колесно-гусеничный танк не привели к положительным результатам, и прежде всего ввиду сложности и уязвимости движителя и системы перемены хода. Усложнялись также эксплуатация и ремонт машин. Несмотря на явные достоинства этих машин (увеличение скорости движения и запаса хода по дорогам, срока службы танка в целом и сохранности дорог), опыты с ними так и остались опытами. Тем временем появились гусеницы, выдерживавшие тысячекилометровый пробег. Скорости машин с гусеничной тягой превысили 50 км/ч, то есть танк обрел сносную оперативную подвижность.

Чехословацкий танк КН-50. Боевая масса — 6,8 т. Экипаж — 2 чел. Вооружение — 1 37-мм пушка, 1 пулемет.

24. Английский колесно-гусеничный танк «Виккерс» 1926 г. Боевая масса — 7,6 т. Экипаж — 3 чел. Вооружение — 2 пулемета. Толщина брони — 8-12 мм. Двигатель — «Медоус», 135 л.с. Скорость по шоссе — 72 км/ч на колесах и 24 км/ч на гусеницах. Запас хода по шоссе не установлен.

25. Шведский колесно-гусеничный танк La-30. Боевая масса — 11,5 т. Экипаж — 4 чел. Вооружение — 1 37-мм пушка, 2 пулемета. Толщина брони — 6 — 14 мм. Двигатель — «Майбах», 150 л.с. Скорость по шоссе 65 км/ч на колесах и 40 км/ч на гусеницах. Запас хода по шоссе — 300 км.

Библиография:

Техника молодежи №10 за 1979 год

Источник: Энциклопедия танков. 2010.

Вы знали что это такое?