История создания первых танков на территории Украины


История создания первых танков на территории Украины это
Современная Украина — одно из немногих государств, имеющих развитое производство танков и боевых гусеничных машин. Украина имеет не только развитую производственную базу для массового изготовления объектов бронетанковой техники — Харьковский завод транспортного машиностроения (ХЗТМ) имени В.А. Малышева, но и собственное специализированное конструкторское предприятие — Харьковское конструкторское бюро по машиностроению (ХКБМ), которое носит имя выдающегося конструктора боевых гусеничных машин А.А. Морозова. Оба эти предприятия неразрывно связаны общей историей и имеют собственную школу конструирования гусеничных машин. Танки и артиллерийские тягачи, изготовленные харьковскими машиностроителями, всегда были гордостью Советских вооруженных сил. А сегодня они составляют основу бронетанковых сил Украины. Современные основные боевые танки Т-80УД, Т-84 и транспортер-тягач МТ-Т харьковского производства стали визитной карточкой Украины на международном рынке вооружений. Высокий технический уровень, конструктивная простота технических решений и надежность конструкции, объединённые с высокими техническими показателями, характеризует современную продукцию украинских танкостроителей. Именно эти критерии были положены в основу первых проектов отечественных танков и тягачей, к созданию которых в Харькове приступили в середине двадцатых годов прошедшего столетия.

        В Российской империи, кроме нескольких опытных образцов, танки серийно не производились. На украинской земле танки впервые появились лишь в марте 1919 года во время гражданской войны. В «Добровольческой» армии генерала Деникина и французском экспедиционного корпусе применялись легкие танки типа «Рено» FT- 17, средние английские танки Mk-А «Тейлор» и тяжёлые Mk-V «Рикардо».

        Впервые они были применены против частей 1-й Заднепровской дивизии Красной армии на Южном фронте возле поселка Березовка под Одессой. Однако первое боевое применение танков было довольно неудачным. Большинство из них было уничтожено или повреждено, и в качестве трофеев попало в войска Красной армии.

        В дальнейшем танки французского и английского производства неоднократно применялись войсками Красной армии, белогвардейскими войсками Деникина, Юденича, Врангеля и белополяками в районе Дебальцево, Екатеринослава, Бутурлиновки, Детского Села, на Каховском плацдарме и других районах Украины, России и Белоруссии. В белогвардейских войсках имелось больше чем 130 танков различных типов иностранного производства, из них 83 танка были захвачены Красной армией.

        С обеих сторон танки сводились в автотанковые отряды, которые имели различную организационно-штатную структуру. Однако на фоне боевых действий бронепоездов и бронеавтомобилей, боевое применение танковых отрядов носило весьма эпизодический характер.

        В конце 1920 года в автотанковые отряды Красной армии начали поступать танки отечественного производства. 31 августа 1920 года в испытательный пробег вышел первый «Рено-Русский», который был собран на заводе «Красное Сормово». Этот танк, первый из 15-ти танков, изготовленных на сормовском заводе, был больше известен как «Борец за свободу тов. Ленин».

        Однако, в связи с несовершенством конструкции танка и отсутствием необходимых для массового производства материалов, узлов и агрегатов, технологического оснащения и квалифицированных инженерных и рабочих кадров производство танков «Рено-Русский» было свёрнуто. К декабрю 1920 года в рядах Красной армии имелось 96 трофейных и отечественных танков.

        2 ноября 1919 года в газете «Известия Народного комиссариата по военным делам», были опубликованы условия конкурса на проект нового танка для Красной армии. В 1922 году был проведен второй открытый конкурс на проект нового танка. Однако уничтоженная в ходе гражданской войны, экономика молодого Советского государства не давала возможности организовать даже опытного производства танков.

        В 1923 году работу по систематизации имеющего опыта проектирования танков было возложено на Главное управление военной промышленности ВСНХ. На год позднее, 6 мая 1924 года, в Москве в составе Орудийно-арсенального треста (ОАТ) было открыто Главное танковое конструкторское бюро (ГКБ ОАТ), под руководством С.П. Шукалова. 1924 — 1925 годах было в ГКБ ОАТ разработано несколько интересных проектов танков. Правда, в связи с отсутствием в составе ГКБ ОАТ производственной базы, ни один из них не был изготовлен даже в виде опытного образца.

        Руководство Красной армии требовало от ГУВП ВСНХ немедленных действий, направленных на переоснащение бронированных сил новой материальной частью. Дело в том, что в строю находились устаревшие, оставленные без запчастей и предельно изношенные трофейные и первые отечественные машины. Кроме того, в апреле 1925 года сложилось критическое положение с танковым вооружением. Обеспеченность танков «Рикардо» (Mk-V) исправными 57-мм пушками составляло лишь 10 %, а пушечные танки «Рено» и «Рено-Русский» остались совсем разоруженными. Для временной замены использовать пулеметы «максим». Всё это существенно снижало и без того невысокие боевые качества этих танков.

        24 октября 1925 года в Мобилизационно плановом управлении РККА состоялось совещание по вопросам танкового строительства, на котором были рассмотренные все проектно-конструкторские роботы. Решением совещания было свернуто проектирование позиционного (тяжёлого) танка, а все усилия концентрировались на создании малого (легкого) и маневренного (среднего) танков.

        Второго июня 1926 года командованием РККА и руководством ГУВП ВСНХ была принятая трехлетняя программа танкостроения. Количество и типы необходимых боевых машин определялись из необходимости прорыва укрепленной обороны противника на участке 10 километров силами двух дивизий с возможностью развития успеха в глубину до 30 километров и выходом на оперативный простор.

        В минимальную программу танкостроения входило оснащение одной дивизии батальоном танков сопровождения пехоты, а второй — батальоном пулемёток сопровождения (танкеток). При этом количество танков в батальоне принималась из расчета трехротного состава по 16 танков в роте, что с учетом запасных танков ротного и батальонного резерва, а также машины командира батальона составляло 69 танков.

        Исходя из опыта первой мировой и гражданской войны, разработчиками программы было спрогнозировано предполагаемое количество потерь танков во время боевых действий. Учитывая возможное количество потерь, а также необходимость создания учебной танковой роты, был установлен заказ на изготовление 112 танков сопровождения пехоты и аналогичного количества пулемёток сопровождения. Стоимость одного танка сопровождения пехоты была определена в 18 тысяч рублей, а пулемётки сопровождения — на уровне 6 тысячи рублей. Таким образом, стоимость всей программы составляла около 5 миллионов рублей. Срок выполнения программы был определён до декабря 1930 года.

        В максимальную программу входило создание дополнительного батальона маневренных танков на случай встречи с полевыми укреплениями полного профиля. Кроме этого, в задачу маневренных танков входило уничтожение крупных узлов сопротивления, а после выхода на оперативный простор — уничтожение коммуникаций противника, в то время как танки и пулемётки сопровождения пехоты должны были развивать успех совместно с пехотными подразделениями и конницей. Количество маневренных танков в батальоне определялась в 55 единиц, которые с учетом учебного взвода из 5 машин повышало заказ до 60 танков. Стоимость одного маневренного танка должна была составлять примерно 50 тысяч рублей.

        В свете выполнения этой программы и был изготовлен первый танк, созданный на украинской земле.

        Решение о разработке маневренного танка было принято в 1923 году, когда минимальный план трёхлетнего развития отечественных танков был частично выполнен: началось серийное производство танков сопровождения пехоты МС-1 (Т-18).

        Техническое задание на разработку маневренного танка было выдано ГКБ ОАТ в Москве 17 октября 1927 года. В качества базового завода для создания опытного образца и освоения серийного производства нового танка был избран Государственный Харьковский паровозостроительный завод (ГХПЗ).

        Такое решение было совсем не случайным. Начиная с 1923 года, на ГХПЗ уже было налажено серийное производство гусеничных тракторов «Коммунар», прототипом которых был немецкий гусеничный трактор «Hanomag». Кроме того, ГХПЗ также имел опыт производства дизель моторов типа «Zulhcer» и «МAN».

        Официальным документом, которым определялось начало работ по подготовке производства танков на ГХПЗ, было Постановление постоянного мобилизационного совещания, которое состоялось 1 декабря 1927 года. В соответствии с постановлением Главного управления металлической промышленности, руководству ГХПЗ было поручено организовать на заводе параллельное производство танков и гусеничных тракторов (письмо № 1159/128 от 7 января 1928 года из материалов Харьковского областного Госархива. Дело № 93, лист 5.). В декабре 1927 года на ГХПЗ из состава тракторного производства была выделена конструкторская группа для совместного с ГКБ ОАТ проектирования маневренного танка.

        ГКБ ОАТ осуществляло общее руководство проектом, а также разрабатывало броневой корпус, башню танка, установку вооружения и рабочие места членов экипажа. Танковый отдел в составе технической конторы ГХПЗ разрабатывал трансмиссию и ходовую часть танка, а также сопровождал производство опытного образца маневренного танка, который получил индекс Т-12 (Т1-12).

        Общее руководство проектом осуществлял главный конструктор ГКБ ОАТ С.П. Шукалов. Ответственным исполнителем проекта был назначен ведущий конструктор секции гусеничных машин ГКБ ОАТ В.И. Заславский.

        Танковый отдел в составе технической конторы ГХПЗ возглавил заведующий отделом И.Н. Алексиенко. За изготовление танка на ГХПЗ отвечал заместитель главного инженера завода М.М. Андрианов и заместитель начальника тракторного цеха И.В. Дудка. Непосредственное руководство работами по маневренному танку на ГХПЗ осуществлял инженер С.Н. Махонин. Представителем ОАТ был назначен военный инженер Н.М. Тоскин. В состав танкового отдела технической конторы ГХПЗ входили молодые конструкторы А.С. Бондаренко, В.И. Дорошенко, М.И. Таршинов и другие. С октября 1928 года в танковый отдел было зачислен техник-чертёжник А.А. Морозов.

        Не считаясь с жесткими сроками, отведенными на разработку проектной документации, руководства ГКБ ОАТ относилось к проекту маневренного танка довольно прохладно. Ссылаясь на большой объем работ, которое должно было выполнять ГКБ, руководство ОАТ потребовало направить из Харькова в Москву часть конструкторов из танкового отдела ГХПЗ. Основное бремя работ по проектированию маневренного танка легло на плечи молодых харьковских конструкторов.

        Концепция танка Т-12 состояла из синтеза опыта, полученного во время проектирования и серийного производства танка Т-18, и идеи многоярусного размещения вооружения, которое последовательно испытывалось американскими инженерами при проектировании опытных образцов среднего танка типа Т.1 (модели 1921 — 1925 годов). Вооружение маневренного танка Т-12 должно было состоять из 45-мм полуавтоматической пушки конструкции Соколова и двух 6,5-мм спаренных пулеметов конструкции Федорова-Иванова в шаровой установке, спроектированной Шпагиным, в главной эллипсоподобной башне, а также еще одного 6,5-мм спаренного пулемета в отдельной цилиндрической пулеметной башне, которая располагалась на крыше главной башни. Боекомплект танка должен был состоять из 100 патронов к 45-мм пушке и 4000 патронов к пулеметам.

        В ГКБ ОАТ рассматривалось вопрос о вооружении маневренного танка 57-мм гаубицей конструкции Сячентова и тремя пулеметами.

        Экипаж танка состоял из четырех человек: командира танка (он же обслуживал пулемет малой башни), командира башни, башенного стрелка и механика-водителя.

        Бронированный корпус и башня должны были изготовляться из 12-22-х миллиметровых бронированных листов. Листы предполагалось крепить к каркасу из уголка при помощи заклёпок.

        В качестве силовой установки на танк планировалось установить отечественный танковый карбюраторный двигатель воздушного охлаждения мощностью 180 лошадиных сил, заказ, на изготовление которого получил ленинградский завод «Большевик». Проектная боевая масса танка должна была составлять 14,5 тонн.

        Технический проект танка Т-12, который был изготовлен в ГКБ ОАТ, несколько раз пересматривался в соответствии с производственными возможностями ГХПЗ. Так, например, эллипсообразная башня была заменена на многогранную.

        К изготовлению опытного образца маневренного танка Т-12 на ГХПЗ приступили 13 октября 1928 года. Сборка опытного образца Т-12 проходило в условиях полного отсутствия качественных материалов, специального оснащения, квалифицированных кадров. Несмотря на трудности и отсутствие опыта изготовления танков, сборка опытного образца проходила рекордными темпами. Бронированный корпус, башня и ходовая часть танка были собраны 15 октября 1929 года.

        Для уменьшения стоимости опытного образца и экономии времени бронированный корпус и башню танка изготовили из конструкционной, не броневой стали. Собранный в Харькове танк существенно отличался от проекта ГКБ ОАТ.

        В связи с тем, что завод «Большевик», полностью загруженный программой производства танка МС-1, не выполнил заказ на изготовление специального танкового двигателя для Т-12, было принято решение установить на опытном образце маневренного танка восьмицилиндровый карбюраторный авиамотор «Испано-Сюиза» мощностью 200 лошадиных сил при частоте обращения коленчатого вала 1500 оборотов за минуту. Вследствие чего возникла необходимость перепроектировать броневой корпус и трансмиссию танка. Изменилась и конструкция отдельных элементов ходовой части танка. На серийных образцах танка предполагалось установить отечественный трехсотсильный авиамотор М-6 с пониженной мощностью до 180 — 200 лошадиных сил при частоте вращения коленчатого вала 1800 оборотов за минуту.

        В трансмиссии танка впервые в отечественном танкостроении была применена планетарная коробка передач с наружным зацеплением шестерён, которая давала возможность изменять скорость движения от 2,7 до 15,7 километров в час, оставляя возможность реверса на всех передачах. Новинкой стали и ленточные плавающие тормоза дифференциала.

        Ходовая часть танка состояла из двух направляющих и ведущих колес и восьми балансирных тележек с пружинными амортизаторами. В состав тележки входили два сблокированных между собой сдвоенных опорных катка и один сдвоенный поддерживающий каток с резиновыми бандажами. Вертикальные пружины амортизаторов устанавливались в полых стойках, которые защищали их от внешних повреждений. Направляющие колеса имели довольно удачную конструкцию механизма натяжения гусеничной ленты. Ведущие колёса имели гребневое зацепление с гусеничной лентой.

        Боевая масса опытного образца составляла 19280 килограммов. Корпус танка и башня были изготовлены из 22-мм вертикальных и 12-мм горизонтальных листов, закреплённых с помощью заклепок к металлическому каркасу. Механизм поворота главной башни имел ручной механический привод. Поворот пулеметной башни осуществлялось с помощью спинного упора. Для Т-12 было характерно нетипичное размещение механика-водителя справа от продольной оси машины. Танк Т-12, как и все советские танки того времени, имел съёмный «хвост», который увеличивал длину корпуса танка на 690 миллиметров и давал возможность преодолевать окопы шириной до 2,65 метров.

        Дооснащение и наладка опытного образца танка продолжалось на протяжении всей зимы. Несмотря на постоянные требования дирекции ГХПЗ вооружение из арсеналов не было предоставлено на монтаж опытного образца танка.

        Первый самостоятельный пробег по заводскому цеху танк осуществил в январе 1930 года. Начиная с февраля 1930 года, начались заводские испытания танка и параллельное устранение выявленных недостатков в его конструкции.

        Например, 2 апреля 1930 года танк прошел 2 километра по мягкому грунту, после чего остановился вследствие поломки в трансмиссии. Процесс доводки отдельных узлов и агрегатов трансмиссии и ходовой части продолжался до конца апреля.

        С каждым днем опытный образец танка преодолевал все большее и большее расстояние. В отчетах об испытаниях отмечалась, что по мягкому грунту танк двигается легко и плавно. Однако имеет место перегрев коробки передач, отказ второй передачи, закипание воды в системе охлаждения двигателя. Кроме того, имело место спадание правой гусеничной ленты во время поворотов на мягком грунте.

        Официальные испытания танка проходили с 28 апреля по 9 мая. Одновременно был проведен артиллерийский обстрел 22-мм и 18-мм эталонных броневых плит. Акты испытаний утвердил главный инженер завода С.Н. Махонин и начальник отдела И.Н. Алексенко.

        После проведения официальных испытаний опытный образец маневренного танка Т-12 по железной дороге был доставлен на подмосковный полигон в посёлке Кубинка. 11 июля 1930 года состоялся показ нового танка командованию РККА. На испытаниях присутствовали нарком К. Е. Ворошилов, начальник Управления механизации и моторизации РККА Халепский и начальник Технического управления УММ Бокис. От ГХПЗ на испытании присутствовали Махонин и Владимиров.

        Несмотря на присутствие высокого начальства, танк успешно выполнил дневную программу испытаний. Во время движения по твердому грунту танк легко развивал скорость 26 километров в час. Во время кратковременного повышения частоты вращения коленчатого вала двигателя до 2000 оборотов в минуту скорость движения танка достигала 30 километров в час. Танк легко преодолевал окопы шириной 2 метра, даже на песчаном грунте. На мягком грунте, двигаясь на первой передаче танк, преодолевал подъем 35-36 градусов.

        Кроме того, в этот день танк впервые вышел на испытания с вооружением: станковый пулемет Кольта в шаровой установке Шпагина был установлен в главной башне. Первая стрельба из пулемета прошла успешно: при движении танка в мишень попадало до 60% пуль.

        Правда, вопрос с вооружением опытного образца маневренного танка длительное время оставалось открытым: 45-мм танковая пушка конструкции Соколова не была своевременно доставлена на полигон, а вместо 6,5-мм пулеметов Федорова-Иванова было принято решение установить 7,62-мм танковые пулеметы ДТ, которые также на полигон не прибыли. Первая пробная стрельба из 45-мм пушки конструкции Соколова, установленной в башне танка Т-12, была проведена 12 июля 1930 года.

        Во время войсковых испытаний опытного образца маневренного танка Т-12 был выявлен ряд существенных недостатков в его конструкции. Так вследствие налипания грунта на направляющее колесо имело место спадание гусеничной ленты. После 20 переключений в коробке передач перестали фиксироваться включённые передачи. После выработки 90 литров горючего по неизвестным причинам прекращалась его подача к двигателю, хотя в баках еще оставалось больше чем 130 литров бензина. В целом, по результатам испытаний, танк был рекомендован для принятия на вооружение РККА после устранения выявленных недостатков. Однако, несмотря на решение о принятии танка на вооружение и положительные результаты войсковых испытаний, маневренный танк Т-12 в серийное производство не пошел. Уже в конце июля 1930 года на кубинский полигон из Харькова был доставлен опытный образец нового маневренного танка Т-24. Все роботы над Т-12 были прекращены.

        Сейчас мало кто упоминает об этой довольно своеобразной боевой машине. Ее обошла громкая слава первого советского танка «Борец за свободу тов. Ленин», она не принимала участия в боевых действиях, как танк сопровождения пехоты МС-1. Даже профессиональные историки оставляют историю создания этого танка без внимания. Поэтому необходимо еще раз напомнить, что маневренный танк Т-12 был не только первым изготовленным советским средним танком, а еще и первым танком, построенным на Украине. К сожалению, опытный образец танка Т-12, который остался в подмосковной Кубинке был утерян во время Великой Отечественной войны.

        В конце 1929 года, не дожидаясь результатов испытанной танка Т-12, конструкторский коллектив танкового отдела технической конторы ГХПЗ, и в первую очередь заведующий отделом И.Н. Алексиенко, обратился к руководству Главного управления металлической промышленности с эскизным проектом нового, больше совершенного маневренного танка. Решение харьковских инженеров о создании нового маневренного танку было совсем не случайным. Учитывая неудачный опыт совместного из ГКБ ОАТ проектирования Т-12, когда проект танка был выполнен без учета возможностей завода-производителя, было принято решение о самостоятельном проектировании нового танка.

        Новый танк, сохраняя концепцию танка Т-12, должен был иметь более мощное вооружение, отечественный двигатель, надежную трансмиссию и усовершенствованную ходовую часть. В сущности, харьковские конструкторы отказались от доводки и модернизации Т-12, и, взяв его за основу, приступили к проектированию нового танка.

        Проект нового танка встретил решительный отпор у руководства отрасли, которое требовало от ГХПЗ сосредоточения всех усилий на усовершенствовании опытного образца Т-12. Однако танкостроителей неожиданно поддержал главный заказчик.

        Военные внимательно наблюдали за ходом заводских испытаний опытного образца Т-12. Главным аргументом заказчика о целесообразности создания нового танка стал недостаточный запас хода у Т-12, что не давало возможности его использования для уничтожения коммуникаций противника. Кроме того военных беспокоила достаточно высокая цена танка, поэтому новый маневренный танк, которому был присвоен индекс Т-24, должен был быть значительно дешевле предшественника. Боевая масса нового танка должна была составить 17,5 тонн, а бронирование корпуса танка должно было быть более дифференцированным.

        Судя по существующим документам, рассматривалось несколько вариантов размещения вооружения нового танка. Артиллерийское вооружение танка должно было состоять из 45-мм танковой пушки Соколова, или 45-мм полуавтоматической пушки системы ОАТ ГУВП образца 1925 года. Первой на испытания в Кубинку поступила 45-мм полуавтоматическая пушка конструкции Соколова, которая временно устанавливалась как на опытном образце танка Т-12, так и на первом танке Т-24.

        Вообще-то, конструкция пушки была довольно неудачной. В серийное производство она так и не пошла. Было изготовлено два опытных образца пушки, один из которых и был передан на танковый полигон для испытаний. После неудачного испытания пушки, установленной в башне танка Т-24, она была окончательно установленная на Т-12, где после нескольких стрельб и была окончательно сломана.

        Производство же 45-мм пушки системы ОАТ завод № 8 осваивал еще два года. Поэтому, штатную 45-мм пушку 6К образца 1930 года серийные танки Т-24 получили лишь в 1932 году. Поэтому установка артиллерийского вооружения на танки Т-24 производилась уже непосредственно в воинских частях.

        Рассматривалась возможность установки в танке Т-24 57-мм гаубицы конструкции П. Сячентова. В проект этой гаубицы было заложено несколько новейших конструктивных решений. Однако заказ на изготовление 57-мм гаубицы не был подтверждено заказчиком. Поэтому гаубицу так и не изготовили в металле. Отдельные технические решения, которые были предложены в её конструкции, впоследствии были использованы во время проектирования 76,2-мм танковой пушки ПС-3.

        Пулеметное вооружение нового танка должно было состоять из новейших по тому времени 7,62-мм пулеметов Дегтярёва ДТ. Рассматривалось два варианта установки пулеметов. Первый — был заимствован у Т-12: два пулемета ДТ в главной башне, третий — в отдельной пулеметной башне. Второй — отличался наличием четвертого пулемета, который планировалось установить в подбашенной коробке броневого корпуса танка, слева от механика-водителя. Именно этот вариант вооружения танка и был выбран в качестве основного.

        К проектированию нового танка харьковские танкостроители приступили в конце ноября — начале декабря 1929 года, а уже в конце июля 1930 года были изготовлены первые три экземпляра нового танка. Один из первых танков Т-24 был срочно направлен в Кубинку для сравнительных испытаний с Т-12.

        Внешне новый танк существенно отличался от своего предшественника. Новый, более просторный корпус танка, имел развитые броневые ниши над надгусеничными полками. В них, подобно МС-1, были расположены дополнительные топливные баки. В связи с этим была уменьшена высота обвода гусеничных лент. В специальном выступе подбашенной коробки, слева от люка механика-водителя, была расположена шаровая установка лобового пулемета ДТ. Претерпела изменения конструкция люка механика-водителя и бортового люка для посадки экипажа. В связи с установкой нового двигателя и изменением конструкции отдельных элементов трансмиссии была изменена конструкция кормовой части корпуса танка.

        Существенные изменения были и в конструкции обоих башен. Главная башня цилиндрической формы имела больший внутренний объем, и более удобное расположение вооружения и рабочих мест экипажа. Для улучшения обзора в бортовых стенках башни были изготовлены смотровые щели, которые прикрывались бронированными заслонками. Пулеметная башня новой конструкции имела дополнительную нишу, в которой была расположена шаровая установка пулемета ДТ. На крыше башни был установлен куполообразный люк с откидной крышкой. Это давало возможность командиру танка не покидая пулеметной башни вести наблюдение за местностью и руководить действиями подразделения.

        Бронированный корпус и башни танка имели дифференцированную толщину брони. Вертикальные лобовые листы корпуса и башни имели толщину 22 миллиметра. Толщину бортовых листов корпуса снизили до 20 миллиметров, а крыши и днища соответственно до 8,5 миллиметров. Это обеспечивало защиту танка от огня крупнокалиберных пулеметов на всех дистанциях. Бронированные листы для танка изготовлял Ижорский завод.

        В связи с установлением лобового пулемета экипаж танка увеличился до пяти человек — появился дополнительный стрелок. В корпусе танка было предусмотрено место для установки радиостанции. В случае установки радиостанции пятый член экипажа автоматически становился стрелком-радистом. Корпус танка разделялся на четыре отделения: отделение управления, боевое, моторное и трансмиссионное.

        В отделении управления, которое находилось в передней части корпуса танка, были расположенные органы управления танком, часть боекомплекта и рабочие места механика-водителя и стрелка лобового пулемета, который одновременно был помощником механика-водителя. Это давало возможность быстрой замены последнего в случае его гибели или ранения.

        Боевое отделение было расположено в центральной части корпуса танка и в двух башнях. В нем возмещались вооружение, рабочие места командира танка, командира башни и башенного стрелка, а также основная часть боекомплекта. 45-мм пушка была расположена в шаровой установке левого лобового листа. Справа от пушки в шаровой установке был расположен 7,62-мм пулемет ДТ. Второй пулемет был расположен в левом бортовом листе башни. Механизм поворота главной башни был размещён возле правого борта башни. Обслуживал его командир башни. Он же одновременно вел огонь из пулемета ДТ. Башенный стрелок обслуживал 45-мм пушку и второй пулемет. На крыше главной башни было закреплен пол малой башни, погон которой был смещен вправо от продольной оси главной башни. На задней стене пулеметной башни был расположен спинной упор, с помощью которого командир танка осуществлял поворот малой пулеметной башни.

        В моторном отделении танка Т-24, отделённом от боевого отделения бронированной перегородкой, был установлен отечественный авиамотор М-6, серийное производство которого было освоено на одном из отечественных заводов Авиапрома. Кроме того, в моторном отделении были расположены обслуживающие системы двигателя, бак для масла и аккумуляторная батарея. Запас горючего, расположенный в двух топливных баках на надгусеничних полках, составлял 460 литров. Это дало возможность повысить запас хода танка до 120 километров.

        Трансмиссия танка была размещена в кормовой части танка. Она состояла из главного фрикциона, планетарной коробки передач с двойным дифференциалом, двух бортовых фрикционных муфт с ленточными тормозами и двух одноступенчатых бортовых редукторов. По конструкции основных агрегатов трансмиссия танка Т-24 для в своего времени находилась на довольно высоком уровне. Однако качество изготовления агрегатов трансмиссии оставляло желать лучшего.

        Ходовая часть танка сохранила принципиальную схему, принятую для Т-12. Однако конструктивно ходовая часть танка Т-24 отличалась от предшественника. Танк получил новую гусеничную ленту, которая состояла из 63 литых стальных траков с развитыми грунтозацепами. Между собой траки соединялись с помощью стальных пальцев, осевое перемещение которых ограничивали специальные штифты. Заново были спроектированы тележки подвески, направляющие и ведущие колёса.

        Электрооборудование танка было выполнено по однопроводной схеме с выводом плюсового полюса аккумуляторной батареи на корпус танка. Напряжение бортовой сети составляло 12 вольт. В качества источника электрической энергии использовались генератор постоянного тока мощностью 250 ватт и стартерная аккумуляторная батарея СТЭ-14БС. Система зажигания от магнето. Пуск двигателя осуществлялся от электрического стартера или с помощью пусковой рукоятки.

        Войсковые испытания маневренного танка Т-24 начались 24 июля 1930 года, сразу же по прибытии опытного образца на кубинский полигон. Первый день испытаний не принес никаких неожиданностей. Однако и особых восторгов у военных новый танк не вызвал. Не смотря на меньшую боевую массу, максимальная скорость движения нового танка по сухому грунту составляла лишь 22 километра в час, против 26 километров в час у Т-12. По остальным показателям Т-24 существенно не отличался от Т-12. На протяжении следующего дня на танке установили 45-мм пушку Соколова, которую демонтировали с Т-12. На 26 июля было назначено опробование стрельбой вооружения танка. Однако во время движения танка на артиллерийский полигон с боекомплектом 10 снарядов произошел пожар в моторном отделении: загорелся пожароопасный авиационный двигатель М-6. Механик-водитель танка Владимиров остановил машину, помог артиллеристам разгрузить боекомплект, после чего, с помощью ручного огнетушителя сбил пламеня с двигателя, и с помощью песка и собственной одежды погасил пожар. Танк был спасён, однако для продолжения испытаний был необходим ремонт двигателя. После пожара вооружение с танка было демонтировано и снова установлено на Т-12, а испытания Т-24 были временно прекращены.

        Не дожидаясь результатов испытаний, 27 марта 1930 года в Управлении механизации и моторизации РККА состоялась совещание по вопросам принятия маневренного танка Т-24 на вооружение РККА, и производства пятнадцати танков установочной партии. ГХПЗ выполнил заказ военных и изготовил три танка в июле, пять в августе и семь в сентябре 1930 года. Дальнейшая программа выпуска танков предусматривала наращивание темпов выпуска с семи танков в октябре 1930 года до двадцати пяти танков в сентябре 1931 года.

        На ГХПЗ был введен в действие специальный корпус Т2 для производства танков и создано самостоятельное танковое конструкторское бюро Т2К, которое возглавил И.Н. Алексиенко. Ядром КБ Т2К стали конструкторы специального танкового отдела ГХПЗ. Руководителем танкового производства был назначен С.Н. Махонин.

        Кроме ГХПЗ серийное производство танков Т-24 планировалось развернуть на ЧТЗ. На 1930 — 1931 год был запланирован выпуск 200 танков Т-24. Руководство ГУВП приняло встречные обязательства, вследствие чего, план производства танков увеличился до 300 единиц.

        На самом же деле было изготовлено лишь 24 танка, 25 бронированных корпусов, 26 башен и 28 комплектов ходовой части и трансмиссии. После чего серийное производство танков Т-24 было окончательно прекращено.

        Принято считать, что танк Т-24 был снят с серийного производства вследствие сложности изготовления танка и выявленных во время эксплуатации установочной партии недостатков в конструкции машины. Однако не меньшее количество недостатков в конструкции танка сопровождения пехоты МС-1 совсем не мешала его серийному производству, притом, что большинство из них так и не была устранено, не смотря на неоднократные попытки модернизации танка. Почему ж с маневренным танком Т-24 сложилось совсем противоположная ситуация?

        На самом деле, у маневренного танка Т-24 появился влиятельный «конкурент» в лице среднего танка ТГ конструкции немецкого инженера Е. Гроте, проект которого очень понравился руководству УММ РККА.

        Танк ТГ имел более мощное, чем Т-24, вооружение. Оно состояло из 76,2-мм и 37-мм танковых пушек и пяти пулеметов. Кроме того, в конструкции танка ТГ был предложен ряд новейших технических решений, таких, как шестерни с шевронным зацеплением, пневматический сервопривод управления трансмиссией, и гусеничная лента с параллельным резиново-металлическим шарниром. Финансово-плановая комиссия НКВМ запланировала производство на ГХПЗ 150 средних танков ТГ.

        Однако изготовление на ленинградском заводе «Большевик» опытного образца танка ТГ задерживались. А договор о производстве на ГХПЗ маневренных танков Т-24 так и не был согласован. Завод остался без финансирования и комплектующих материалов.

        На неоднократные обращения руководства завода командование НКВМ не реагировало, предлагая заводу обходиться собственными силами, и ожидало результатов испытания среднего танка ТГ. Такая парадоксальная ситуация длилась больше года. Не смотря на поддержку руководства УММ РККА, средний танк ТГ так и не выдержал испытаний, и не был принят на вооружение РККА.

        В начале мая 1931 года Комиссия Обороны СССР проанализировала ситуацию вокруг ГХПЗ и рассмотрела вопрос о возможном производстве на заводе танков БТ («Кристи»). По приказу Народного комиссара военных и морских дел 17 мая 1931 года начальником УММ РККА был утвержденный план организации серийного производства танков БТ на ГХПЗ. Этот план стал основанием для Приказа ВСНХ СССР № 37 от 21 мая 1931 года об обеспечении организации производства танков БТ на ГХПЗ и создание специального конструкторского бюро БТ на базе конструкторского бюро Т2К.

        Правда дирекция завода до последней попытки отстаивала проект собственного танка Т-24. Директор ГХПЗ Бондаренко с целью дискредитации танка «Кристи» открыто назвал его «вредительским». Окончательное решение о свертывании производства маневренного танка Т-24 и организацию серийного производства танка БТ было закреплено в Протоколе № 6 Комиссии Обороны СССР от 23 мая 1931 года.

        Не смотря на снятие с серийного производства танка Т-24, тракторный отдел технической конторы ГХПЗ в 1930-1935 году разработал на базе танка средний артиллерийский тягач, принятый на вооружение РККА под маркой «Коминтерн». Артиллерийский тягач «Коминтерн» серийно изготовлялся до 1940 года. Этот тягач стал классическим образцом компоновки специализированного артиллерийского тягача. За время производства было собрано 1798 тягачей, которые широко использовались как в армии, так и в народном хозяйстве.

        Танкам Т-24 не посчастливилось со службой в войсках. Первоначально 24 изготовленных танка Т-24 предусматривалось использовать в качестве танков усиления. Однако со временем их перевели в разряд учебных машин. Небольшое количество изготовленных танков определила их локальное расположение. 18 танков Т-24 остались в Харьковском военном округе в составе учебного танкового полка. Один танк Т-24 был приписан к Московскому военному округу в составе Военной Академии механизации и моторизации РККА. Пять танков Т-24 остались в распоряжении НИАП и НИИБТ полигона. Однако их служба была довольно недолгой. В начале 1938 года 22 танка Т-24 было передано на склады НЗ. Состояние танков было ужасным. Большинство из них имели неисправные двигатели, трансмиссию и вооружение. Некоторые танки были совсем разоружены.

        В боевых действиях маневренные танки участия не принимали. Правда, 2 марта 1938 года в соответствии с распоряжением наркома вооружения 22 танка Т-24, которые уже не подлежали ремонту, были переданы в распоряжение укрепрайонов пограничных округов для использования в качестве недвижимых огневых точек. При этом двигатель, трансмиссия и ходовую часть с танков демонтировалась и сдавалась на металлолом. К сожалению, автор не имеет никаких данных о боевом применении танков-ДОТов Т-24.

Заключение

        Неприятной неожиданностью для иностранных военных наблюдателей был показ новой боевой техники на военном параде 7 ноября 1931 года в честь 14-й годовщины Октябрьской социалистической революции в Москве. Среди новых образцов военной техники впервые были продемонстрированные маневренные, танки Т-24. Грозные боевые машины плавно двигались по Красной площади столицы. Присутствующие тогда на параде руководители оборонительной промышленности, командиры РККА, инженеры и конструкторы, которые принимали участие в создании этого танка, даже не подозревали о том, что всего через десять лет прямо с этой самой площади в бой пойдут всемирно известные харьковские средние танки Т-34.

        За эти десять лет украинские танкостроители пройдут нелегкую дорогу от первых, собранных в кустарных условиях исследовательских образцов танков, к серийному производству лучшего советского танка второй мировой войны. Но до этого было еще очень далеко. Далеко не все из участников создания первых средних танков Т-12 и Т-24 дожили до принятия на вооружение танка Т-34, ведь впереди был 1937 год и массовые репрессии на ГХПЗ. Что делать, это влияние того времени.

        К сожалению, до нашего времени ни одного экземпляра танка Т-24 не сохранилось. Последний маневренный танк Т-24, который находился в подмосковной Кубинке, был уничтожен во время Великой Отечественной войны. Вероятнее всего он был разобран на металлолом. Хотя, очень может быть, что он, как и известный прототип танка Т-34 — А-20, погиб в боях под Москвой, защищая в составе сводного кубинского танкового батальона подступы к столице советской Родины. На этом история создания первого серийного советского среднего танка, изготовленного на территории Украины, заканчивается.

        В конце 20-х — начале 30-х годов прошлого столетия отечественное танкостроение находилось в стадии формирования. Разрабатывались его основные концепции, готовились конструкторские и производственные кадры, создавались новые, оригинальные конструкции. Среди них и маневренные танки Т-12 и Т-24. Они несли на себе печать поиска: оценивались оптимальное соотношение таких показателей, как бронирование, вооружение, скорость, маневренность и прочие. Отрабатывались различные варианты силовых установок и трансмиссий, подвесок и гусеничных лент. Рассматривались различные варианты и схемы расположения вооружения. Все изготовлялось впервые. Поэтому получить совершенные конструкции было очень тяжело, а точнее практически невозможно.

        Характерными недостатками первых отечественных танков были частые поломки моторно-трансмиссионной группы и ходовой части, сложность изготовления, обслуживание и ремонта. Первые отечественные танки не пользовались особым уважением ни у танкистов, ни у производителей танков. Однако первые проекты танков и желание наладить их серийное производство, дали возможность накопить начальный опыт, который стал основой для проектирования и изготовления следующих, более удачных и совершенных образцов бронетанковой техники.

Библиография:

1.Броне-Сайт, ноябрь 2001

2.Вараксин Ю.Н., Бах И.В., Вигодский С.Ю. «Бронетанковая техника СССР (1920 — 1974)». — М.: ЦНИИ информации, 1981.

3.Вознюк В.С., Шапов П.Н. «Бронетанковая техника». — М.: Издательство ДОСААФ СССР, 1987.

4.Евсеев Л. «Историческая серия ТМ — «Коммунар». — Журнал «Техника молодежи» № 5, 1975.

5.Желтов И., Павлов И., Павлов М. «Танки БТ». Часть 1. Серия «Армада» — М.: Экспринт, 1998.

6.Карпенко А.В. «Обозрение отечественной бронетанковой техники (1905 — 1995 гг.)». — С.Пб.: Невский бастион, 1996.

7.Мостовенко В.Д. «Танки». Издание второе, исправленное и дополненное. — М.: Военное издательство МО СССР, 1956.

8.Прочко Е. «Историческая серия ТМ — «Коминтерн». / «Техника молодежи» № 3, 1993.

9.Ромадин С., Барятинский М., Шпаковский В. «Первые средние». / «Моделист-конструктор» № 9, 1989.

10.Свирин М., Бескурников А. «Первые советские танки». Серия «Армада» — М.: Экспринт, 1995.

11.Харьковское конструкторское бюро по машиностоению имени А.А. Морозова (ХКБМ). -Харьков: «Ирис», 1998.

12.Шмелев И.П. «Танки БТ». — М.: Хоббикнига, 1993.

13.Шмелев И.П. «Танки в бою». — М.: «Молодая гвардия», 1984.

Источник: Энциклопедия танков. 2010.

Вы знали что это такое?