К вопросу о машинах поддержки или сопровождения танков


К вопросу о машинах поддержки или сопровождения танков это
В нескольких номерах журнала «Техника и вооружение» за 2001-2002 гг. был опубликован ряд статей, посвященных зарождающемуся новому типу бронированных боевых машин, который еще не имеет общепринятого названия. Некоторые называют этот тип боевыми машинами сопровождения танков, другие — боевыми машинами поддержки танков, третьи — перспективными боевыми машинами пехоты и т.д.

        Содержание этих статей различно, поскольку каждый автор высказывает свое мнение и отношение к этой проблеме. С одной стороны, как лучше организовать взаимодействие на поле боя между танками и другими бронированными машинами (бронетранспортерами, боевыми машинами пехоты, машинами поддержки танков и т.д.), и, с другой стороны, какими конструктивными особенностями должны обладать эти машины.

        Мне представляется, что весьма важным вопросом является более точное и обоснованное назначения этих бронеобъектов (боевых машин поддержки или сопровождения танков), на основе которого можно будет говорить о техническом облике этих машин (бронировании, вооружении, количестве десантников и т.д.).

        Если они предназначены только для поддержки или сопровождения танков, то их конструктивное исполнение должно быть вполне определенным. А если они должны выполнять какие-то другие боевые задачи, то это также должно отразиться в специфике их конструкции, выделяя в этом распределении боевых задач главные и второстепенные. Но окончательное и рациональное распределение этих задач может быть получено только на основе боевого опыта при практическом использовании этого типа бронированных машин в различных видах боевых действий. Ведь не сразу в прошедшей Второй мировой войне определились боевые задачи средних и тяжелых танков, самоходных артиллерийских установок и других бронированных боевых машин.
Только начиная с середины 1943 г. в нашей армии были в ряде приказов и директив четко оговорены боевые задачи этих групп танков и САУ и их взаимодействие между собой.

        Боевые порядки танковых подразделений и частей в нашей армии в основном зависят от того, какие главные боевые задачи должны выполнять танки при ведении боевых действий. Если они должны использоваться для непосредственной поддержки пехоты (НПП), то в большинстве случаев их боевой порядок имеет вид «линии» с определенными промежутками между танками в зависимости от рельефа местности и разведанных огневых точек противника.

        Если танковые части принадлежат к танковым и механизированным корпусам и танковым армиям, то их боевой порядок определяется условиями ввода в прорыв танковой армии или корпуса. В начальный период прорыва танки идут, как правило, в колоннах, а в последующие периоды их построение может быть самым разнообразным в зависимости от боевой обстановки.

        Менялись взгляды и установки на использование танков в различных видах боя и в германской армии. Так, например, в начальном периоде Курской битвы в операции «Цитадель» при наступлении построение немецких танков в большинстве случаев выполнялось в боевом порядке «клином» (Panzerkeil), который до этого полностью себя оправдывал. Острие клина образовывали самые тяжелые танки.

        Операция «Цитадель» и другие показали, что преодоление хорошо организованной противотанковой обороны можно осуществить только сосредоточенным и умело управляемым огнем наступающих танков, что потребовало изменения принятых боевых порядков и тактических методов их использования.

        Panzerkeil (танковый клин) был заменен Panzerglocke (танковым колоколом) со сверхтяжелыми танками в центре, двигавшимися за ними в готовности развития успеха легкими танками и, наконец, наступавшими широкой дугой позади этих машин средними танками. За головными танками «колокола» на бронетранспортерах двигались саперы в готовности проделать проходы в минных полях. Наступление в таком боевом порядке, как правило, приносило успех, если атакующим удавалось осуществить тесное взаимодействие всех родов войск. Боевой порядок «колокол» использовался также и при наступлении ночью, но с уменьшенными дистанциями между танками. Эти описания боевых порядков заимствованы мной из книги немецкого генерала Ф.Меллентина «Танковые сражения 1939-1945 гг.».

        Возможно, боевой порядок «колокол» может оказаться предпочтительным при совместном наступлении танков, машин поддержки танков и следующими за ними САУ.

        Многие военные специалисты в ряде стран считают, что основное назначение тяжелых БМП (БМПТ, ДПМ и т.д.), это защита своих танков от всех видов оружия, которые могут нанести танкам повреждения, выводящие их из боя. Это или полное уничтожение танка (безвозвратные потери), или лишение танка возможности вести бой вследствие гибели или тяжелых ранений членов экипажа, потери подвижности из-за повреждения ходовой части или моторной установки, выхода из строя вооружения, полного расхода всех видов боеприпасов и т.д. Но такие машины через некоторое время после восстановления могут снова принимать участие в боях.

        Какие виды современного оружия наиболее опасны для танков?

        Их очень много, и каждое из них не так просто заранее обнаружить, чтобы постараться уничтожить и не получить тяжкие повреждения от них. Именно многочисленность и эффективность этих средств вынуждает думать о бронированных машинах сопровождения или поддержки танков.

        Средства борьбы с танками можно разбить, как известно, на две группы. Более многочисленна группа наземных средств (танки и САУ, артиллерийские системы различных калибров, ручные противотанковые гранатометы и возимые противотанковые ракетные системы на разных транспортных средствах, многочисленные и разнообразные мины). Вторая группа противотанковых средств эффективно угрожает танкам и другим бронированным машинам с воздуха. Это в первую очередь вертолеты с противотанковыми ракетными комплексами, а затем штурмовики-бомбадировщики со своими видами оружия (ракеты, бомбы и др.).

        Бороться танкам в гордом одиночестве со всеми этими видами оружия невозможно, слишком большие потери будут у танков после такого противостояния. Поэтому появление боевых машин сопровождения танков оправдано, поскольку они должны освободить экипажи танков от части боевых задач. Каких? Это отдельный вопрос, над которым следует задуматься.

        Некоторые считают, что главной задачей боевых машин сопровождения танков в периоды наступления на подготовленную оборону противника должна стать борьба с ручными и расположенными на транспортных машинах ПТРК. Другие полагают, что, кроме того, эти машины и находящиеся в них пехотинцы (стрелки) должны очищать захваченные районы обороны от остатков подразделений противника, уничтожая сохранившиеся огневые точки.

        Следует также обсудить вопрос о соотношении количества машин поддержки танков и самих танков. Скажем, например, на один танк должно приходиться две машины поддержки танков, или один танк должен иметь одну машину поддержки. Возможно, должна быть изменена структура танковых подразделений. Например, танковый взвод должен состоять из двух танков и двух или четырех машин поддержки. Такие смешанные подразделения будут обладать, на мой взгляд, более высокими боевыми возможностями из-за слаженности экипажей танков и машин поддержки по сравнению с тем вариантом, когда танкам будут придаваться каждый раз новые машины поддержки с другими экипажами.

        В обеспечении подвижности танка огромную роль играет живучесть его ходовой части. Повреждение даже одной гусеничной цепи останавливает танк со всеми негативными последствиями. Поэтому нужно обратить серьезное внимание на повышение надежности и живучести ходовой части танков, да и других боевых машин.

        Это можно сделать за счет некоторого усложнения конструкции ходовой части. Например, сделать ходовую часть не из двух гусениц, а из четырех, по две на каждом борту. В этом случае повреждение одной гусеницы не приведет к остановке танка. Можно выполнить ходовую часть танка колесно-гусеничной по типу «объекта 19» (см. журнал «ТиВ» №7 за 2000 г.) И в этом случае повреждение одного-двух колес или дополнительной гусеницы не вызовет остановки танка.

        Наконец, следует серьезно подумать о создании двухзвенных танков (см. статьи Р.Уланова в журналах «ТиВ» №9 за 1999 г.и №5 за 2002 г.), которые могут привести к появлению совершенно необычных боевых машин, обладающих повышенными боевыми свойствами в сочетании с высочайшей проходимостью и подвижностью. Часть таких двухзвенных машин, созданных на базе двухзвенных танков, могут выполнять функции машин сопровождения или поддержки танков, имея другое вооружение и необходимый по количеству десант. Кроме того, эти машины могут перевозить, подвозить и передавать танкам боеприпасы по сигналам экипажей. В настоящее время для пополнения боезапаса танки должны выходить из боя и направляться в места, где они могут получить запас снарядов и патронов.

        Здесь уместно отметить, что у нас, к большому сожалению, мало уделяется внимания изучению особенностей конструкции боевых бронированных двухзвенных машин, серьезных преимуществ их схем общих компоновок по сравнению с мономашинами. Мы не исследуем их широкие потенциальные возможности, как в плане размещения на них различных систем вооружения, так и придания им таких свойств и качеств, которыми не могут обладать бронированные мономашины. Причин такого положения, на мой взгляд, несколько — отсутствие тактического обоснования необходимости развития этого типа машин, затруднения с финансированием проектных и опытных работ, определенный консерватизм наших научных и конструкторских кадров и ряд других причин. Важно не упустить время, надо работать, невзирая на все сложности нашей жизни и состояние промышленности, особенно военной.

        В статье В.Кравченко («ТиВ» N4 за 2002 г.) предлагается не делать на машинах сопровождения танков бронированной крыши, так как, по мнению автора статьи, это позволит членам экипажа и мотострелкам более эффективно вести наблюдение и огонь из личного оружия, использовать гранаты и другие виды оружия. Это предложение, кроме грустной улыбки, вызвать ничего не может, поскольку хорошо известны трагические последствия отсутствия крыш на бронетранспортерах, особенно в условиях боя в городах и горной местности, а также при атаках таких машин без крыш с воздуха вертолетами и самолетами.

        Бронированная крыша на БМП, БТР и, конечно, на машинах поддержки танков обязательна. И это положение стало закономерным и обязательным после одного совещания представителей заводов и организаций, связанных с проектированием и производством колесных и гусеничных бронированных машин. В 1958 г. я присутствовал на этом совещании как представитель военной академии бронетанковых и механизированных войск, поскольку академия тогда разрабатывала новый тип колесного бронетранспортера. На этом совещании в Начальник танковых войск маршал бронетанковых войск П.П. Полубояров обязал все заводы и проектные организации установить в достаточно жесткие сроки на всех опытных и серийных машинах бронированные крыши.

        На бронетранспортере, который разрабатывала академия, бронированная крыша была предусмотрена с самого начала проектных работ, примерно в 1955 г. Крыша имела наклоны листов в сторону бортов и четыре больших десантных люка, крышки которых могли закрывать проемы люков, устанавливаться вертикально либо отбрасываться на верхние наклонные бортовые листы корпуса. В последнем случае эти крышки усиливали броневую защиту верхнего пояса корпуса бронетранспортера, но в то же время позволяли вести огонь из личного оружия через совмещенные по положению лючки корпуса и лючки крышек люков или через верхний борт корпуса.

        Мне представляется, что нужно вести разговоры не об отказе от крыш корпусов, а об усилении зашиты крыш от нападения с воздуха за счет толщины ее листов, а, может быть, располагая на ней элементы активной и пассивной защиты от различных видов оружия, атакующих сверху бронированные машины. Это, естественно, приведет к увеличению массы машин, но делать это необходимо, поскольку способы нападения на танки и другие бронированные машины с воздуха будут совершенствоваться.

        Возможны и другие варианты выполнения крыш корпусов. Например, некоторые участки крыши могут подниматься вверх на 400-450 мм с помощью гидроцилиндров, давая возможность мотострелкам вести наблюдение за местностью и расположенными на ней целями и вести огонь по ним из своего оружия. Но все эти варианты следует обсуждать и экспериментально проверять.

        В корпусах всех боевых машин должны быть предусмотрены аварийные люки, через которые люди, находящиеся в машине, имели бы возможность покинуть ее, если дальнейшее пребывание в ней грозит гибелью. У прежних танков, да и у современных, это можно сделать, используя люки башни и механика-водителя, а также аварийный люк в днище корпуса. Правда, использование люка в днище затруднительно и не всегда возможно, если под люком остановленного танка расположено грунтовое препятствие (валун, пень, замерзший бугор грунта и т.д.). Но этих люков должно быть два, тогда вероятность успешного покидания экипажем танка увеличится и сократится время этого выхода.

        Покидание экипажем танка через верхние корпусные люки существенно увеличивает вероятность поражения людей автоматным и пулеметным огнем противника, который внимательно следит за действиями членов экипажа подбитого танка. Конечно, разместить аварийные люки в бортовых и кормовых листах корпуса танка трудно, но если бы это удалось сделать, то это спасло бы жизнь многим танкистам. Возможно, следует подумать о том, чтобы члены экипажа танка покидали его корпус в своеобразном коконе, который выталкивался бы из машины с помощью вспомогательных устройств.

        Вспомним катапультирование летчиков самолетов, членов экипажей подводных лодок в всплывающих спасательных емкостях. Все это не так просто осуществить, но все это нужно делать во имя спасения высококвалифицированного, имеющего боевой опыт личного состава, который в дальнейшем будет продолжать воевать. Подготовка хороших экипажей требует затрат достаточно большого времени и средств, поэтому следует обеспечивать надежную эвакуацию членов экипажа подбитых танков, которые кроме хорошей подготовки получили и боевой опыт.

        На машинах поддержки танков, особенно двухзвенных, выполнить аварийные люки в бортовых и кормовых листах корпуса проще, чем на танке. Поэтому с позиций более надежного спасения экипажей и десанта этих машин следует выполнять аварийные люки на обоих бортах, в корме и днище, поскольку в зависимости от обстановки будет возможность выбирать наиболее безопасный люк или значительно уменьшить время покидания машины.

        На машинах поддержки танков комплекс вооружения должен быть таким, который позволял бы эффективно уничтожать в первую очередь обнаруженные противотанковые средства противника. Видимо, этот комплекс должен включать автоматические пушки калибра не более 45 мм и спаренные с ними обычные или крупнокалиберные пулеметы. Углы возвышения оружия должны позволять вести огонь по высокорасположенным целям, вертолетам и самолетам. Если машины поддержки танков должны также бороться с танками противника, то, естественно, что они должны иметь соответствующее оружие — противотанковые ракетные комплексы.

        В заключение несколько слов о названии тяжелых бронированных боевых машин поддержки танков. На мой взгляд, им можно оставить название БМП, только впереди добавить одну букву «Т» — ТБМП. Танковая боевая машины пехоты или тяжелая боевая машины пехоты. Или боевая машина пехоты танков, если букву Т заменить на букву Б — БМПТ. Или боевая машина танкового десанта — БМТД. Во всех этих названиях отражено, с одной стороны, что танки тесно взаимодействуют с пехотой, которая раньше, в годы Второй мировой войны, перемещалась на танках, а теперь на отдельных боевых машинах. С другой стороны, и танки, и боевые машины поддержки танков помогают своим огнем защищать друг друга — и танки, и машины поддержки, подавляя при этом противостоящего им противника.

Библиография:

Техника и вооружение апрель за 2003 г.

Источник: Энциклопедия танков. 2010.

Вы знали что это такое?